№47
4.08.2011

ЕСТЬ ТАКАЯ ИГРА —
НАСТОЛЬНЫЙ ХОККЕЙ

Поскольку СтиГазета изначально планировалось, как международное издание, то и рубрика «Регион» не будет ограничиваться только российскими городами. На очереди латвийский посёлок городского типа Инчукалнс, где недавно прошёл Летний Кубок Латвии. Те, кто интересуется новостями мирового настольного хоккея, хорошо знают, что в Латвии существует такой феномен, как Лига настольного хоккея Инчукалнса под руководством Сандиса Калныньша. Вот у кого надо поучиться многим руководителям на местах: как надо развивать настольный хоккей. С рассказом об Инчукалнсе выступили представители Латвии, России и Эстонии.   

Эгил Белшевиц (Латвия):

Феномен деревенский

Если взять всю историю настольного хоккея в Латвии, то постоянными в ней есть только два географических пункта: столица Рига и посёлок Инчукалнс (букв. «Кошачья гора») 40 км от неё. Причём по количеству игроков, постоянно участвующих в местных и столичных соревнованиях, лесопромысловый Инчукалнс с его примерно 2 тысячами населения является лидером. Объясняется это достаточно просто: имеется свой фанатик, поддерживаемый самоуправлением. Если он ещё вдобавок авторитетен среди местных и имеет спортивное образование, то этого достаточно для того, чтобы сельский клуб настольного хоккея стал по мировому рейтингу первым в Латвии и, на момент написания, вторым в мире, отставая только от объединённой питерско-московской «Пирамиды». Всего в этом клубе 47 игроков, все — жители Инчукалнса либо близлежащих посёлков, плюс несколько игроков, пожелавших найти пристанище более организованное чем в их местности.


Пётр Можаев (Россия): Инчукалнский клуб любителей настольного хоккея базируется в местной школе, где тренером работает настольно-хоккейный фанатик Сандис Калныньш. Его мечта — стать первым лицензированным тренером по настольному хоккею; поскольку в Латвии НХ является государственно признанным видом спорта, его мечта не выглядит нереалистичной. Необходимо написать методические материалы, «защитить» их в государственных комиссиях, ну и продемонстрировать успехи, достигнутые учениками, на национальном и международном уровнях.Лидерами клуба являются братья Саулитисы (фамилии пишутся в традиционной для РФ транскрипции), «иммигрант» Балодис из-под Риги, Калневицс, Зиемелис и сам организатор всего Калниньш. Не стоя у самих начал латвийского нахока на «Стиге», Калниньш появился в нём весьма рано — на первых же серьёзных турнирах в 1999 году. Поначалу он удовлетворился тем, что играл и активно помогал организоваться в Риге (в частности, входил в нашу небольшую постоянную команду установщиков-грузчиков), поскольку всё происходило в Риге — та географически расположена так, что альтернатив ей очень мало, город находится в центре страны и в центре всех транспортных линий. Местные его амбиции тогда не принимались особо всерьёз из-за размеров Инчукалнса. Однако через несколько лет мы заимели в Инчукалнсе вполне серьёзную группу — зимой 2003/04 в чемпионате посёлка участвовало 27 игроков, а летом 2004 года был создан и официальный клуб под руководством, кто бы сомневался, Калниньша. Клуб сразу поставил акцент на молодёжь — школа в посёлке только 9-летняя — и он всегда отличался мощным молодёжным составом. (В чемпионате школ Латвии сезона 2010/11, где по регламенту не участвовали самые рейтинговые игроки, Инчукалнсская средняя школа, тем не менее, выставила 6 команд. Одна из них и победила. А третье место заняла команда средней школы г. Сигулда, тоже состоящая из учащихся там инчукалнцев.) Со старшим поколением дела обстоят значительно хуже — мировые ветераны традиционно отличаются большим почленизмом на хоббийные виды спорта, и Инчукалнс не исключение.
Итогом деятельности Калниньша стали, помимо названных успехов, 6 игроков в мировой сотне лучших (на момент написания), 5 — в латвийской «десятке», 9 юниоров — в мировой «сотне» и 4 — в латвийской «десятке», 2 женщины в мировой 20-ке и 5 — в латвийской «десятке». То есть фактически деревенька под Ригой даёт половину латвийского настольного хоккея. И так оно и останется, пока либо не закончатся силы в Инчукалнсе, либо ещё в каком-нибудь кошачье-медвежьем углу какой-нибудь спортивный специалист не решит, что всю местную молодёжь надо загнать в спорт, чтобы дурью не маялась, и не сумеет получить поддержку местной власти (что в случае небольшого посёлка означает — и общественности). В Инчукалнсе к этому, правда, уже были предпосылки: сам посёлок уже имел любительские и детские спортивные команды местного масштаба, поэтому зерно пало на уже подготовленную почву. Часть этого успеха надо списать на то, что инчукалнский клуб благодаря Калниньшу фактически сросся с федерацией — в результате очевидно наибольшей эффективности и наибольшего порядка именно там, федерация гораздо охотнее сотрудничало с ним и оказывала помощь полянами, взамен получая сознание, что хоть кто-то за что-то отвечает делом. Рижане после первых 5-6 лет голого энтузиазма остались хороши в отдельных масштабных действиях, но не в повседневной работе, легко соглашаясь с частичным перетеканием центра тяжести в Инчукалнс. Остальных вообще интересовали только местное развитие. У Калниньша видение было более широкое — для него местный клуб всегда был базой для сборной и именно для того он зачастую был склонён перетягивать одеяло к себе, поскольку он единственный вне Риги выдавал постоянный результат. Остальных нерижан это раздражало, но критика достаточно эффективно гасилась поддержкой правления Федерации (что не мешало самим членам правления, а в особенности вашему корреспонденту, иногда принародно проехаться по неизбежным в деле ошибкам). Также критика касалась склонности Инчукалнса (читай — Калниньша) к экспериментам с системой розыгрыша и правилам и к помпезности, вследствие которой иностранные игроки отмечали, что в маленьком Инчукалнсе соревнования латвийского уровня выглядят более впечатляюще и заботы об участниках больше, чем кое-где на чемпионатах мира (не будем указывать пальцем на последних слоников). Если с показушностью (с моей точки зрения) или минимальными требованиями приличного турнира (по мнению Калниньша) более-менее удавалось добиваться компромисса, то идеи экспериментов с системой, подсчётом очков и т.д. в основном удалось перенаправить на внутренние соревнования посёлка, где они обычно и успешно проваливались без больших бед для остальных. Так Инчукалнс стал не только кузницей кадров, но и полигоном 🙂
Лидерство Инчукалнса как местного центра, помимо гордости, является невысказанным укором более крупным городам. И не только в Латвии…

Про учеников я могу ошибаться, поэтому не стану немедленно записывать братьев Саулитисов в ученики Сандиса. А вот Калневицс, однозначно, его ученик. Высокие места, которые он занимает в последние годы, говорит о высоком качестве работы Сандиса-тренера. Чем Инчукалнс явно выделяется на фоне остальных мировых центров настольного хоккея — это массовостью. Не буду называть конкретные цифры (просто их не помню, хотя Сандис мне их называл буквально в субботу), но количество играющих в Инчукалнсе сопоставимо с количеством жителей городка 🙂 Неудивительно, что мечта Сандыса — принять мировое первенство по настольному хоккею. И, если ему удастся найти в окрестностях зал с приличной вентиляцией, — почему бы и нет?
Игроков школы Сандиса отличает тактическая грамотность и строгое следование «классике» настольного хоккея. Выход из зоны, заходная, кокос, пасы на выход — этим комплектом вас порадует практически любой игрок. На мой взгляд, мало внимания уделяется контролю шайбы, но, в конце концов, это придет и само — с практикой. А подкреплять «штучками» и «трюками» лучше качественно поставленную «правильную» технику, чем неосмысленный набор приемов.

Игорь Савельев (Эстония): В Инчукалнсе эстонские игроки бывают по два-три раза за сезон. С этого города началась и моя международная карьера летом 2005-го. Если и стоит кому поставить памятник за развитие нахока в Латвии, так это Сандису Калныньшу. Как учитель физкультуры местной школы, он использует своё служебное положение по полной программе. С учетом того, что в этом посёлке городского типа с окрестностями около 5 тыс. жителей, практически каждый пятый поиграл в настольный хоккей. На командных чемпионатах Латвии всегда участвуют по 5 команд от этого городка — больше чем от Риги. Организация турниров, как и по всей Латвии, всегда на уровне. Благо всегда такие турниры проводит прежняя команда от федерации. Иногда бывают проблемы со светом, если турниры проходят в народном доме (там прожекторы светят прямо на поле и появляются резкие ненужные тени). Но в последние время с этим Сандис научился бороться. Особенность турниров в Инчукалнсе — розыгрыши лотерей и призы от местных властей. Да и сам Сандис всегда оказывал гостеприимство.
Иногда мы останавливались у него дома, иногда в местном гостевом доме, но всякий раз Сандис нас встречал как дорогих гостей. Если встанет вопрос о голосовании по выбору места проведения очередного чемпионата, то Инчукалнс лучшая кандидатура. Проблемы могут возникнуть только с расселением гостей. Понятно, что в деревне трудно будет разместить свыше 100 человек. С другой стороны в радиусе 15 км таких гостевых домов очень много. Есть и развлечения — саночная трасса в Сигулда, аттракционы в Мурьяни.
К ведущим игрокам можно отнести добрую половину сборной Латвии: три брата Саулитиса (Эдгарс, Микус, Матис), Балодис, Калневичс, Зиемелис, Калныньш, сильны также браться Галсы, братья Карловскисы, Купчс,  среди женщин Зуце-Тенча, Дарта Озолиня, Элина Гала.